Главная Заявления, жалобы, ходатайства Жалоба в Европейский суд по правам человека

Жалоба в Европейский суд по правам человека

Voir Notice

See Notes

См. Пояснительную записку

RUS

 

Numéro de dossier     

File-number

Номер досье        00000/09

 

 

 

COUR EUROPÉENNE DES DROITS DE LHOMME

EUROPEANCOURTOFHUMANRIGHTS
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

 

 

Conseil de l’Europe - Council of Europe

Strasbourg, France - Страсбург, Франция

 

 

 

 

 

REQUÊTE

APPLICATION

ЖАЛОБА

 

 

présentée en application de l’article 34 de la Convention européenne des Droits de l’Homme,

ainsi que des articles 45 et 47 du Règlement de la Cour

 

under Article 34 of the European Convention on Human Rights

and Rules 45 and 47 of the Rules of Court

 

в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека

и статьями 45 и 47 Регламента Суда

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    IMPORTANT:    La présente requête est un document juridique et peut affecter vos droits et obligations

                                                This application is a formal legal document and may affect your rights and obligations.

                         ВАЖНО:     Данная жалоба является официальным юридическим документом и может повлиять

                                                на Ваши права и обязанности.

 

I.        LES PARTIES
           
THE PARTIES
            СТОРОНЫ

A.            LE REQUÉRANT / LA REQUÉRANTE
               
THE APPLICANT ЗАЯВИТЕЛЬ
               
(Renseignements à fournir concernant le / la requérant(e) et son / sa représentant(e) éventuel(le))
                (Fill in the following details of the applicant and the representative, if any)
                (
Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового)

  1. Nom de famille / Surname / Фамилия заявителя      СЕРГЕЕВ
  2. Prénom(s) / First name(s) / Имя (имена) и отчество               СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ

                Sexe:     masculin/féminin               Sex: male/female Пол: мужской/женский

  1. Nationalité/Nationality/Гражданство        РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
  2. Profession/Occupation/Род занятий            СЛЕСАРЬ
    1. Date et lieu de naissance / Date and place of birth / Дата и место рождения ДАТАИМЕСТОРОЖДЕНИЯ
    2. Domicile / Permanent address /Постоянный адрес  АДРЕС
    3. Tel. № / Номер телефона                НЕТ
      1. Adresse actuelle (si différente de 6.)               АДРЕС
        Present address (if different from 6.) /Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п. 6)

9.             Nom et prénom du / de la représentant(e)*  ЛАРИН ИВАН ВАЛЕРЬЕВИЧ
               
Name of representative* / Имя и фамилия представителя*

10.           Profession du / de la représentant(e)              АДВОКАТ, ЧЛЕН КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ ГОРОДА МОСКВЫ «НОВЫЙ АРБАТ»
Occupation of representative / Род занятий представителя

11.          Adresse du / de la représentant(e)   АДРЕС

Address of representative / Адрес представителя

12.           Tel. №/ Номер телефона +7 985 2737331
                Fax № / Номер телефакса   +7 846 278 0967

В.            LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE
                THE HIGH CONTRACTING PARTY
               
ВЫСОКАЯДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯСТОРОНА
               
(Indiquer ci-après le nom de l’Etat / des Etats contre le(s) quel(s) la requête est dirigée)
                (Fill in the name of the State(s) against which the application is directed)
                (
Укажите название государства, против которого направлена жалоба)

13.          РОССИЙСКАЯФЕДЕРАЦИЯ

* Si le / la requérant(e) est représenté(e) joindre une procuration signée par le / la requérant(e) en faveur du / de la représentant(e).
A form of authority signed by the applicant should be submitted if a representative is appointed.
Если заявитель действует через представителя, следует приложить доверенность на имя представителя, подписанную заявителем.

 

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ СУЩЕСТВА ЖАЛОБЫ

              Суд первой инстанции признал Заявителя виновным в совершении группой лиц по предварительному сговору двух преступлений: кражи в крупном размере с проникновением в хранилище и убийстве с целью скрыть данную кражу. В результате Заявителю было назначено наказание в виде пятнадцати (15) лет лишения свободы с отбыванием его в исправительной колонии строгого режима.

Нарушения статей 6(1) и 6(3)(d) Конвенции

              Заявитель полагает, что его право на справедливое судебное разбирательство при рассмотрении указанного выше уголовного обвинения было нарушено судом первой инстанции, который практически полностью обосновал свои выводы о виновности Заявителя полученными в ходе предварительного следствия показаниями другого подсудимого – Иванова И.И., в которых он признался в совершении указанных преступлений и назвал Заявителя в качестве одного из своих соучастников, несмотря на то, что Иванов И.И. в соответствии с российским законодательством

                        не подлежит ответственности за дачу заведомо ложных показаний,  их достоверность не гарантирована каким-либо иным образом, а сам Иванов И.И. неоднократно менял их в ходе предварительного следствия и в суде, в том числе, отказался от названных выше показаний, положенных в основу обвинения Заявителя, в результате чего их использование в качестве почти единственного обвинительного доказательства нарушает право Заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6(1) Конвенции, и

                        фактически не мог быть допрошен Заявителем с целью подвергнуть его показания сомнению и продемонстрировать их недостоверность, что гарантировано статьей 6(3)(d) Конвенции, так как во время очной ставки с Заявителем на предварительном следствии Иванов И.И. отказался давать показания, воспользовавшись своим конституционным правом хранить молчание и не свидетельствовать против себя самого, а в суде он отказался от названных выше показаний, что сделало его допрос, по сути, бесполезным, так как этим Иванов И.И. сам признал их ложность, что привело к нарушению принципа равенства сторон и, с учетом критического доказательственного значения данных показаний, к нарушению права Заявителя на справедливое судебное разбирательство, которое гарантировано статьей 6(1) Конвенции.

Нарушение статьи 6(2) Конвенции

              Заявитель также полагает, что подавляющее большинство подлежавших доказыванию с целью обвинения его в совершении вменяемых ему преступлений обстоятельств со всей очевидностью и вопреки требованиям закона не было установлено судом на основе достаточной совокупности доказательств, что свидетельствует о явном и существенном выходе суда за пределы предоставленных ему полномочий по оценке доказательств и нарушении гарантированной статьей 6(2) Конвенции презумпции невиновности, то есть права Заявителя считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком; при этом каждое из обстоятельств, подлежавших доказыванию, о которых идет речь, являлось критическим с точки зрения возможности признать Заявителя виновным в совершении вмененных ему преступлений, так как отсутствие любого из них, в том числе, недоказанность, в соответствии с законом должно было привести к выводу о его невиновности.


II.          EXPOSÉ DES FAITS

              STATEMENT OF THE FACTS

              ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

 

                   (Voir § 19 (b) de la notice)

                   (See § 19 (b) of the Notes)

                   (См. § 19 (б) Пояснительной записки)

14.1.      В данном разделе изложены обстоятельства, касающиеся заявленных в настоящей Жалобе нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). В тексте даются ссылки на приложения в соответствии с их нумерацией в разделе 21 настоящей Жалобы. Орфография, пунктуация и выделение жирным шрифтом оригиналов сохранены. При цитировании документов текст заключается в кавычки и выделяется курсивом.

14.2.      Приговором N-ского областного суда от ДАТА (см. Приложение № 1) Заявитель признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 158 и пунктами «ж» и «к» части 2 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), а именно – в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в хранилище, в крупном размере, и убийстве, также совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление – указанную кражу. Заявителю было назначено наказание в виде пятнадцати (15) лет лишения свободы с отбыванием его в исправительной колонии строгого режима.

14.3.      Суд признал Заявителя виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

14.3.1.        Заявитель «в период до 28 июля 2007 года (более точное время предварительным и судебным следствием не установлено)» вступил в преступный сговор с Алексеевым А.А. и Ивановым И.И. на совместное совершение кражи имущества L-ского филиала Закрытого акционерного общества «Связьпродукт» (далее – LФ ЗАО «Связьпродукт»), где Иванов И.И. работал главным инженером. По мнению суда, днем 28 июля 2007 года все названные лица, в том числе Заявитель, прибыли к зданию LФ ЗАО «Связьпродукт», после чего, «действуя согласованно, совместно и в соответствии с заранее согласованным распределением ролей», тайно похитили имущество указанной организации в крупном размере, а именно – карты экспресс-оплаты сотовой связи и интернета общей стоимостью 391219 рублей 96 копеек. При этом Иванов И.И., используя свое знакомство с дежурным охранником, беспрепятственно вошел в здание и открыл дверь запасного входа для других соучастников, взломал запор на двери склада сопутствующих товаров, после чего – ночью – повторно открыл дверь запасного входа, обеспечив соучастникам возможность тайно покинуть место происшествия вместе с похищенным имуществом. Заявитель и Алексеев А.А., в свою очередь, по версии суда, извлекли со склада, упаковали в коробку, подготовили к выносу указанные карты экспресс-оплаты, а затем покинули здание вместе с ними.

14.3.2.        31 июля 2007 года в ходе допроса по уголовному делу, возбужденному по факту кражи имущества LФ ЗАО «Связьпродукт», Иванов И.И., по мнению суда, «под давлением уличающих его данных, был вынужден признать свою собственную причастность к краже…, однако, желая скрыть сведения о действительных соучастниках преступления…, дал заведомо ложные показания о том, что непосредственным исполнителем кражи… является… Денисов Д.Д.».

14.3.3.        Вечером того же дня Иванов И.И., как указано в приговоре, встретился с Алексеевым А.А. и Петровым П.П., которым рассказал о допросе, в том числе, «своем собственном признании и об оговоре Денисова Д.Д.». После этого, «осознавая, что заведомая ложность сведений, сообщенных… следственным органам, может быть выявлена путем получения и проверки показаний Денисова Д.Д.…, желая полностью исключить такую возможность и тем самым скрыть данные о действительных соучастниках кражи», указанные лица и Заявитель, которому, по мнению суда, они сообщили о своих намерениях по телефону, «вступили друг с другом в сговор об убийстве Денисова Д.Д.». «В соответствии с разработанным планом», как указал суд, Иванов И.И., Алексеев А.А. и Петров П.П. «должны были путем обмана под предлогом совместного отдыха и распития спиртных напитков вывезти Денисова Д.Д.… в безлюдное место на территории S-ского района N-ской области», а после прибытия туда Заявителя – совместно убить.

14.3.4.        После этого Иванов И.И., Алексеев А.А. и Петров П.П. встретились с Денисовым Д.Д., пригласили его «совершить вместе с ними развлекательную поездку в пригородную зону» и, получив согласие последнего, вечером того же дня на такси и попутных машинах прибыли в село Сельское S-ского района N-ской области, где примерно до 23 часов ожидали Заявителя, поддерживая с ним связь по телефону. Дождавшись Заявителя, приехавшего на принадлежащей ему автомашине, все переехали «в безлюдное место – на поляну возле озера», где стали распивать спиртные напитки.

14.3.5.        Через некоторое время, по версии суда, изложенной в приговоре, Иванов И.И., Алексеев А.А., Петров П.П. и Заявитель, «реализуя свои преступные намерения,... напали на Денисова и, действуя согласованно и совместно – группой лиц по предварительному сговору, умышленно причинили последнему смерть путем удушения». При этом, как указал суд, Петров П.П., «преодолевая сопротивление потерпевшего, схватил и впоследствии удерживал его за руки, а Алексеев и Иванов в это же время совместно повалили Денисова на землю». Затем Заявитель и Иванов И.И. «стали совместно сдавливать шею Денисова веревкой, растягивая ее концы в разные стороны, а Алексеев с той же целью надевал на голову Денисова полиэтиленовый пакет, прекращая тем самым доступ воздуха в дыхательные пути потерпевшего». В результате указанных действий, в соответствии с приговором, наступила смерть Денисова Д.Д., после чего соучастники преступления совместно погрузили труп в багажник автомашины Заявителя, вывезли его с места происшествия, выбросили в лесопосадке, а затем вернулись в город.

14.4.      Содержание приговора (см. пункты 14.8.8. – 14.8.9. настоящей Жалобы) позволяет прийти к заключению, что в обоснование своих выводов о виновности Заявителя в совершении инкриминируемых ему преступлений, в том числе, в части описания обстоятельств их совершения, суд привел два основных доказательства:

14.4.1.        показания Иванова И.И., сознавшегося в совершении кражи и убийства, данные им 07 декабря 2007 года в ходе допроса на стадии предварительного расследования, которые полностью легли в основу изложенного выше обвинения, воспроизводящего их (см. пункт 14.3. настоящей Жалобы), и в ходе дачи которых он отказался от показаний, ранее данных им на допросе 31 июля 2007 года (см. пункт 14.3.2. настоящей Жалобы);

14.4.2.        показания Алексеева А.А., также сознавшегося в совершении кражи и убийства, данные им в ходе допросов 06 и 14 декабря 2007 года, в той части, где он «не только признавал, что соисполнителей кражи было не двое, а трое, но и детально описывал действия каждого из них на месте и во время происшествия», а также «подтверждал факт совершения убийства Денисова Д.Д. группой лиц».

14.5.      Помимо двух названных доказательств суд привел в приговоре еще два «набора доказательств», дополнительно подтверждающих, по его мнению, «факт кражи имущества» LФ ЗАО «Связьпродукт» и принятых во внимание «при установлении фактических обстоятельств убийства Денисова Д.Д.» соответственно.

14.5.1.        Факт кражи имущества LФ ЗАО «Связьпродукт», по мнению суда, дополнительно подтверждался:

14.5.1.1.          вступившим в законную силу приговором М-ского районного суда города L-ска от 01 февраля 2008 года в отношении Иванова И.И., которым установлено, что «в вечернее время 28 июля 2007 года Иванов И.И.  и неизвестное лицо, действуя группой по предварительному сговору, путем взлома запоров незаконно проникли на склад сопутствующих товаров LФ ЗАО «Связьпродукт»…, откуда тайно похитили платежные карты… на общую сумму 391.219 рублей 96 копеек»;

14.5.1.2.          копиями учетно-финансовых документов, представленных LФ ЗАО «Связьпродукт», содержащих информацию о видах, количестве и стоимости похищенных карт;

14.5.1.3.          свидетельскими показаниями представителя потерпевшего – LФ ЗАО «Связьпродукт» – Сидорова С.С., подтвердившего, что карты оплаты исчезли со склада в один из выходных дней 28-29 июля 2007 года и этим предприятию причинен крупный материальный ущерб;

14.5.1.4.          свидетельскими показаниями сотрудников LФ ЗАО «Связьпродукт» Андреевой А.А., Сидоровой М.М., Дмитриевой Д.Д. и охранников LФ ЗАО «Связьпродукт» Рашидова Р.Р. и Владимирова В.В., в которых они указали, что кража могла быть совершена только 28-29 июля 2007 года, дужка замка склада, на котором хранились похищенные карты, оказалась повреждена (перекушена), что позволяло снять замок с петель, днем 28 июля и в ночь на 29 июля 2007 года в здание LФ ЗАО «Связьпродукт» неоднократно приезжал главный инженер Иванов И.И., который покидал его всегда через главный вход, не имея с собой каких-либо упаковок, позволяющих разместить похищенные карты;

14.5.1.5.          протоколом осмотра места происшествия, в котором зафиксированы признаки взлома замка и состояние склада на момент обнаружения хищения;

14.5.1.6.          материалами уголовного дела № НОМЕР М-ского районного суда города L-ска в части: показаний Иванова И.И., данных им на допросах в качестве подозреваемого 30 и 31 июля 2007 года, когда он указал на Денисова Д.Д. как на основного исполнителя кражи, «хранителя и реализатора» похищенных карт; аналогичных показаний, данных им в ходе иных допросов в стадиях предварительного следствия и судебного разбирательства в рамках названного уголовного дела; сведений о том, что допрос Иванова И.И. 31 июля 2007 года закончился в 16:55 и он был отпущен под подписку о невыезде;

14.5.1.7.          материалами «о безрезультатном розыске «скрывшегося» подозреваемого Денисова Д.Д., на которого Иванов И.И. указывал как на одного из соучастников кражи» и постановлением о реабилитации Денисова Д.Д. в связи с его непричастностью к краже, вынесенным органами следствия 03 октября 2008 года.

14.5.2.        При установлении фактических обстоятельств убийства Денисова Д.Д. суд, в соответствии с приговором, принял во внимание следующие доказательства:

14.5.2.1.          показания матери и опекуна Денисова Д.Д. – Васильевой В.В., рассказавшей о том, что ее сын страдал врожденными нарушениями психического и интеллектуального развития и был признан инвалидом, но при этом был «хорошо развит физически, не употреблял наркотиков и спиртных напитков, в связи с чем потерпевшая категорически исключает предположение о том, что Алексеев А.А. либо кто-то другой из числа подсудимых имел возможность «напоить ее сына спиртными напитками», а также в одиночку убить последнего в процессе обоюдной борьбы»;

14.5.2.2.          документы поискового дела о безрезультатном розыске Денисова Д.Д.;

14.5.2.3.          документы проверочного дела по факту обнаружения 16 сентября 2007 года на территории национального парка «G» трупа неустановленного мужчины;

14.5.2.4.          акт судебно-медицинского исследования и заключения судебно-медицинских экспертиз, из которых следует, то причина смерти погибшего не может быть установлена в связи с далеко зашедшими гнилостными изменениями, отсутствием мягких тканей и частичным скелетированием трупа; каких-либо механических повреждений на сохранившихся костях скелета не обнаружено;

14.5.2.5.          документы уголовного дела и показания свидетеля Алексеевой У.У., из которых следует, что 06 декабря 2007 года Алексеев А.А. добровольно и по собственной инициативе явился в правоохранительные органы, заявив о том, что в конце июля – начале августа 2007 года он совершил убийство Денисова Д.Д.;

14.5.2.6.          заключение медико-криминалистической экспертизы, из которого следует, что череп погибшего мужчины мог с большой долей вероятности принадлежать Денисову Д.Д., и заключения судебно-геноскопических экспертиз, которыми установлено, что останки неизвестного мужчины действительно принадлежат Денисову Д.Д. – сыну потерпевшей Васильевой В.В.;

14.5.2.7.          протокол следственного эксперимента, которым установлено, что расстояние между городом L-ском и селом Сельское S-ского района N-ской области составляет 62,5 километра и может быть преодолено на автомашине, схожей с машиной Заявителя, за 51 минуту.

14.5.2.8.          документы учета рабочего времени, в соответствии с которыми Заявитель 31 июля 2007 года покинул рабочее место не позже 23 часов – до окончания своей рабочей смены;

14.5.2.9.          показания свидетеля Антоновой А.А. – сторожа ГСК-15, в котором Денисов Д.Д. подрабатывал мойщиком машин, – сообщившей, что в один из дней в начале августа 2007 года она увидела, что после 18 часов к зданию ГСК подъехала автомашина такси, в салоне которой находился водитель и три молодых парня-пассажира, двое из которых вышли и, пройдя к автомойке, стали о чем-то разговаривать с Денисовым Д.Д., после чего он уехал вместе с ними; больше она его никогда не видела.

14.6.      Как указал в приговоре сам суд, кроме доказательств, перечисленных в пунктах 14.4. – 14.5. настоящей Жалобы, «каких-либо иных доказательств, обладающих свойством относимости и имеющих юридическое значение для разрешения дела, органами уголовного преследования в суд не представлено».

14.7.      В ходе судебного следствия все подсудимые дали показания, в той или иной степени противоречащие выводам органов уголовного преследования.

14.7.1.        Иванов И.И.:

14.7.1.1.           признал себя виновным в совершении кражи, за которую уже был осужден вступившим в законную силу приговором М-ского районного суда города L-ска от 01 февраля 2008 года (см. пункт 14.5.1.1. настоящей Жалобы), пояснив, что совершил ее совместно с Алексеевым А.А. и Заявителем, однако после допроса Алексеева А.А. и Заявителя он изменил свои показания и

14.7.1.2.          рассказал, что Заявитель не принимал участия в краже, и она была совершена ими вдвоем с Алексеевым А.А.; а также

 14.7.1.3.         заявил, что ни он, ни Петров П.П., ни Заявитель не принимали участия в лишении жизни Денисова Д.Д., хотя и присутствовали на месте его гибели; все они выехали за город компанией с целью «снять пережитый [им] стресс» и «отметить… [его] освобождение», а убийство было совершено Алексеевым А.А.  на почве личного конфликта с Денисовым Д.Д. при следующих обстоятельствах:

                        «…нетрезвый Денисов стал в оскорбительной форме отзываться о поведении жены Алексеева, что привело к началу ссоры между ними. Другие участники компании смогли на время успокоить Алексеева и Денисова, а затем, оставив последних у костра на берегу, ушли купаться. Во время купания они отплывали от берега не более чем на 20-30 метров, однако не видели действий Алексеева и Денисова, а также не слышали с их стороны звуков какой-либо борьбы. После возвращения к костру они увидели лежавшего на земле и не проявлявшего признаков жизни Денисова с окровавленной головой. Сидевший рядом и находившийся в состоянии «шока» Алексеев рассказал, что в их отсутствие он вновь вступил с Денисовым в ссору, в процессе которой ударил потерпевшего бутылкой из-под шампанского по голове, а затем задушил с помощью веревки. Проверив у Денисова пульс, Иванов пришел к выводу о том, что потерпевший мертв. После этого все присутствующие, испугавшись возможной ответственности, решили совместно вывезти с места происшествия и спрятать труп. С этой целью они, не желая оставлять следов крови в автомашине Сергеева [Заявителя], надели на окровавленную голову погибшего полиэтиленовый пакет и обвязали его веревкой вокруг шеи. Затем все они, оказывая друг другу необходимое содействие, совместно погрузили труп Денисова в багажник автомашины Сергеева [Заявителя] и уехали в ней с места происшествия в направлении села Ермаково. Через непродолжительное время они остановились в безлюдном темном месте, где совместно извлекли из багажника труп Денисова и выбросили его недалеко от дороги в лесопосадке».

14.7.2.        Алексеев А.А.:

14.7.2.1.          признал себя виновным в совершении кражи совместно с Ивановым И.И., но не Заявителем; в остальной части он не оспаривал приведенные в приговоре обстоятельства совершения кражи;

14.7.2.2.          признал себя виновным в совершении убийства при обстоятельствах, изложенных в данных в судебном заседании показаниях Иванова И.И. (см. пункт 14.7.1.3. настоящей Жалобы);

14.7.2.3.          отказался от данных им самим на предварительном следствии показаний о том, что Петрова П.П. и Заявителя вообще не было на месте убийства Денисова Д.Д.

14.7.3.        Петров А.Ю.:

14.7.3.1.          заявил, что не принимал участия в лишении жизни Денисова Д.Д., и убийство последнего было совершено единолично Алексеевым А.А. при обстоятельствах, изложенных в данных в судебном заседании показаниях Иванова И.И. (см. пункт 14.7.1.3. настоящей Жалобы);

14.7.3.2.          отказался от данных им самим на предварительном следствии показаний о том, что он вообще не был на месте убийства Денисова Д.Д.

14.7.4.        Заявитель:

14.7.4.1.          не признал себя виновным ни в краже, ни в убийстве;           

14.7.4.2.          сообщил, что он узнал о краже от Иванова И.И. на следующий день после ее совершения, хотя по просьбе Иванова И.И. действительно подъезжал в ночь кражи на своей автомашине к зданию LФ ЗАО «Связьпродукт», чтобы забрать оттуда Иванова И.И. и отвезти его домой; в тот момент последний ничего не говорил ему о самой краже;

14.7.4.3.          заявил, что лишь присутствовал на месте гибели Денисова Д.Д., а убит он был единолично Алексеевым А.А. при обстоятельствах, изложенных в данных в судебном заседании показаниях Иванова И.И. (см. пункт 14.7.1.3. настоящей Жалобы);

14.7.4.4.          отказался от данных им самим на предварительном следствии показаний о том, что он не присутствовал на месте убийства Денисова Д.Д., и о том, что его машина в день убийства была в ремонте;

14.7.4.5.          признался, что помог избавиться от трупа Денисова Д.Д.

14.8.      Суд признал недостоверными показания Алексеева А.А. (см. пункты 14.7.2.1. – 14.7.2.2. настоящей Жалобы), Петрова П.П. (см. пункт 14.7.3.1. настоящей Жалобы), Заявителя (см. пункты 14.7.4.1. – 14.7.4.3. настоящей Жалобы) и некоторые из данных в суде показаний Иванова И.И. (см. пункты 14.7.1.2. – 14.7.1.3. настоящей Жалобы) в части утверждений, что Заявитель не принимал участия в краже, а убийство Денисова Д.Д. совершено единолично Алексеевым А.А., признав одновременно достоверными противоречащие им показания Иванова И.И. от 07 декабря 2007 года и показания Алексеева А.А. от 06 и 14 декабря 2007 года, данные ими в ходе допросов на предварительном следствии, которые и положил в основу приговора, приведя следующие обоснования.

14.8.1.        В части кражи:

14.8.1.1.              «После допроса в судебном заседании других подсудимых, отрицавших участие Сергеева С.С. [Заявителя] в краже имущества LФ ЗАО «Связьпродукт», Иванов И.И. немотивированно изменил изложенные выше показания, заявив об «оговоре им Сергеева [Заявителя]» и о непричастности последнего к краже. Вместе с тем Иванов И.И. не привел каких-либо доводов в обоснование причин изменения им ранее данных показаний и отказался от дачи каких-либо дополнительных объяснений по делу.

14.8.1.2.               Оценивая и признавая достоверными первоначальные показания Иванова И.И. об обстоятельствах совершения кражи имущества LФ ЗАО «Связьпродукт», суд считает, что изложенное выше немотивированное заявление подсудимого об «оговоре им Сергеева[Заявителя]» не влияет на разрешение дела, так как носит исключительно «ситуационный» характер, обусловлено заведомо очевидным конфликтом интересов подсудимых в защите от предъявленного обвинения и является ложным по существу…

14.8.1.3.              …в стадии следствия Алексеев А.А. не только признавал, что соисполнителей кражи было не двое, а трое, но и детально описывал действия каждого из них на месте и во время происшествия. С учетом исключительной подробности данного описания тот факт, что при персонификации третьего участника кражи Алексеев заведомо ложно указывал фамилию Денисова, не влияет на оценку его показаний о самом количестве соучастников преступления…

14.8.2.        В части убийства:

14.8.2.1.               …первоначальные показания Иванова И.И. от 7 декабря 2007 года были получены с соблюдением требований закона, конституционных и процессуальных прав подозреваемого, в присутствии надлежаще допущенного к делу защитника, а потому, вопреки обратному утверждению защиты в судебном заседании, являются допустимым доказательством и учитываются судом при разрешении дела на общих основаниях.

14.8.2.2.              Каких-либо заслуживающих внимания доводов и объяснений причин частичного изменения им своих первоначальных показаний И.И.Иванов в судебном заседании не привел. Ссылки подсудимого на то, что показания от 7 декабря 2007 года были даны им под влиянием «незаконного воздействия со стороны сотрудников следственных органов», к числу таковых доводов не относятся и являются несостоятельными по существу. Из материалов дела видно, что во время явки Алексеева А.А. с повинной 6 декабря 2007 года и допроса Иванова И.И. 7 декабря 2007 года органы следствия не располагали абсолютно никакой информацией не только об обстоятельствах и участниках, но и о самом факте убийства Денисова Д.Д., числящегося пропавшим без вести и объявленного в розыск по делу о краже имущества LФ ЗАО «Связьпродукт». По указанной причине сотрудники следственных органов ни при каких обстоятельствах не могли «навязать» Иванову И.И. тех показаний, которые он в присутствии защитника дал при допросе 7 декабря 2007 года.

14.8.2.3.              Доводы подсудимого Иванова И.И. о том, что при допросе 7 декабря 2007 года он «специально» указал на Сергеева [Заявителя] и Петрова как на участников убийства Денисова, рассчитывая на то, что эти лица в ходе следствия смогут подтвердить собственную непричастность к содеянному, а равно «реабилитируют» самого Иванова, доказав «заведомую ложность» его объяснений от 7 декабря 2007 года, являются надуманными по существу и не требуют специального анализа.

14.8.2.4.              При оценке первоначальных показаний Иванова И.И. от 7 декабря 2007 года о том, что в процессе лишения Денисова Д.Д. жизни принимали участие несколько человек, действовавших группой по предварительному сговору (а не один Алексеев, как об этом было заявлено подсудимыми в судебном заседании), суд учитывает, что при допросах 6 и 14 декабря 2007 года явившийся с повинной Алексеев А.А. также подтверждал факт совершения убийства Денисова Д.Д. группой лиц

14.8.2.5.              …суд признает достоверными и имеющими доказательственное значение первоначальные показания Иванова И.И. при его допросе 7 декабря 2007 года…, эти показания получены с соблюдением закона; являются допустимыми; в полной меры подтверждают объяснения об убийстве Денисова Д.Д., данные 6 декабря 2007 года явившимся с повинной Алексеевым А.А. и существенно дополняют эти объяснения; соответствуют всей совокупности других представленных в суд доказательств и фактическим обстоятельствам дела.

14.8.2.6.              Не имея причин сомневаться в достоверности показаний Иванова И.И. от 7 декабря 2007 года, суд на их основании: а) устанавливает обстоятельства совершения подсудимыми инкриминируемых им преступлений; б) признает несостоятельными и отвергает все противоречащие им доводы других подсудимых.».

14.9.      В своих кассационных жалобах (см. Приложения № 2 – 4) Заявитель указал, в частности, что:

14.9.1.        судом не опровергнута поддержанная в ходе судебного заседания всеми подсудимыми версия о том, что кража совершена Ивановым И.И. и Алексеевым А.А., а убийство – только Алексеевым А.А., которой не противоречит ни одно из имеющихся в деле доказательств, за исключением некоторых показаний Иванова И.И. и Алексеева А.А., притом, что первый неоднократно менял свои показания и оба отказались от ранее данных ими показаний, следовательно, вина Заявителя как в совершении кражи, так и в совершении убийства, включая обстоятельства их совершения, влияющие на квалификацию деяний и определение степени их тяжести, не доказана, и суд при постановлении приговора нарушил принцип презумпции невиновности; при этом Заявитель прямо сослался на статью 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), гарантирующую его соблюдение (см. Приложение № 2, страница 1);

14.9.2.        ни Заявитель, ни его защитник никогда не имели возможности подвергнуть сомнению показания Иванова И.И., данные им 07 декабря 2007 года на предварительном следствии и использованные против Заявителя: ни в ходе очной ставки на стадии расследования, ни при допросе в суде, когда Иванов И.И. уже отказался от них, ни каким-либо иным образом; в ходе очной ставки, организованной следователем между Заявителем и Ивановым И.И., последний отказался давать показания, сославшись на свое право не свидетельствовать против себя, гарантированное статьей 51 Конституции Российской Федерации (далее – Конституция РФ) (см. Приложение № 3, страница 2).

14.10.    10 июня 2009 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации (далее – Верховный Суд РФ), рассмотрев кассационные жалобы Заявителя, других осужденных и их защитников, вынесла кассационное определение, которым оставила их без удовлетворения, а приговор суда первой инстанции – без изменения. В своем решении суд кассационной инстанции воспроизвел формулировку обвинения, данные на предварительном следствии показания Иванова И.И., которые  легли в основу приговора, а также – кратко – показания остальных осужденных и привел следующее обоснование своих выводов:

14.10.1.           «Оценивая показания осужденных в суде, суд [первой инстанции] признал более достоверными показания осужденного Иванова, которые он давал на предварительном следствии, как об обстоятельствах кражи в ЗАО «Связьпродукт», так и о том, кто принимал участие в этой краже…

14.10.2.           [Показания] были получены с соблюдением закона…

14.10.3.           Оценивая показания Иванова на предварительном следствии, суд [первой инстанции] сослался на то обстоятельство, что эти показания объективно подтверждаются показаниями осужденного Алексеева, который явился с повинной и при допросах 6 и 14 декабря 2007 года подтвердил факт совершения убийства Денисова группой лиц…

14.10.4.           …Алексеев 6 декабря 2007 года явился в правоохранительные органы и сам признался, что совершил убийство.

14.10.5.           Его доводы в кассационной жалобе о том, что убийство Денисова он совершил один; Иванов, Петров и Сергеев [Заявитель] лишь находились рядом и участия в убийстве не принимали, опровергаются показаниями Иванова.

14.10.6.           Суд [первой инстанции] тщательно исследовал все показания осужденных, всесторонне оценил их поведение до и после убийства, оценил и доказательства вины осужденных в краже из филиала ЗАО «Связьпродукт», конкретизировал действия каждого, исходя из совокупности материалов уголовного дела, сделал правильный вывод о степени виновности Алексеева, Иванова, Петрова и Сергеева [Заявителя]».

             

III.         EXPOSÉ DE LA OU DES VIOLATION(S) DE LA CONVENTION ET / OU DES PROTOCOLES ALLÉGUÉE(S), AINSI QUE DES ARGUMENTS À L’APPUI STATEMENT OF ALLEGED VIOLATION (S) OF THE CONVENTION AND / OR PROTOCOLS AND OF RELEVANT ARGUMENTS

              ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО(ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЯ(Й) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ

 

                   (Voir § 19 (с) de la notice)

                   (See § 19 (c) of the Notes)

                   (См. § 19 (в) Пояснительной записки)

ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

              Признание права на подачу индивидуальной жалобы

15.1.      Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) 5 мая 1998 года путем депонирования в городе Страсбурге ратификационных грамот, признав тем самым полномочия Европейского Суда принимать от физических лиц жалобы на нарушение властями норм Конвенции в соответствии со статьей 34 Конвенции в редакции Протокола № 11.

              Жертва нарушения прав

15.2.      Заявитель подает настоящую Жалобу от своего собственного имени как жертва нарушения права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции.

              Заявление в соответствии со статьей 35(1) Конвенции

15.3.      Заявитель подает настоящую Жалобу, исчерпав все эффективные средства правовой защиты от нарушений права на справедливое судебное разбирательство, допущенных судом первой инстанции, а именно – обратившись в суд кассационной инстанции, который, по мнению Заявителя, не признал допущенные нарушения и не исправил их.

15.4.      Первоначальное обращение с намерением подать настоящую Жалобу было направлено в Европейский Суд по факсу 26 октября 2009 года, то есть в течение шести месяцев с 10 июня 2009 года – даты вынесения Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ кассационного определения по жалобам Заявителя, других обвиняемых и их защитников – окончательного решения в отношении заявленных в настоящей Жалобе нарушений права на справедливое судебное разбирательство. Обращение получено Европейским Судом, и соответствующее досье зарегистрировано за № 00000/09.

СУЩЕСТВО ДЕЛА

15.5.      Заявитель полагает, что его право на справедливое судебное разбирательство при рассмотрении уголовного обвинения, описанного в пунктах 14.2. – 14.3. настоящей Жалобы, гарантированное статьей 6 Конвенции, было нарушено судом первой инстанции.

15.6.      Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

                      «1. Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…

                        2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

                        3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

                            …

                        d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены…».

Нарушения статей 6(1) и 6(3)(d) Конвенции

15.7.      Заявитель полагает, что его право на справедливое судебное разбирательство при рассмотрении предъявленного ему уголовного обвинения было нарушено судом первой инстанции, который практически полностью обосновал свои выводы о виновности Заявителя полученными в ходе предварительного следствия показаниями другого подсудимого – Иванова И.И., в которых он признался в совершении указанных преступлений и назвал Заявителя в качестве одного из своих соучастников, несмотря на то, что Иванов И.И. в соответствии с российским законодательством

15.7.1.             не подлежит ответственности за дачу заведомо ложных показаний,  их достоверность не гарантирована каким-либо иным образом, а сам Иванов И.И. неоднократно менял их в ходе предварительного следствия и в суде, в том числе, отказался от названных выше показаний, положенных в основу обвинения Заявителя, в результате чего их использование в качестве почти единственного обвинительного доказательства нарушает право Заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6(1) Конвенции, и

15.7.2.             фактически не мог быть допрошен Заявителем с целью подвергнуть его показания сомнению и продемонстрировать их недостоверность, что гарантировано статьей 6(3)(d) Конвенции, так как во время очной ставки с Заявителем на предварительном следствии Иванов И.И. отказался давать показания, воспользовавшись своим конституционным правом хранить молчание и не свидетельствовать против себя самого, а в суде он отказался от названных выше показаний, что сделало его допрос, по сути, бесполезным, так как этим Иванов И.И. сам признал их ложность, что привело к нарушению принципа равенства сторон и, с учетом критического доказательственного значения данных показаний, к нарушению права Заявителя на справедливое судебное разбирательство, которое гарантировано статьей 6(1) Конвенции.

Критическое значение для обвинения Заявителя
в совершении вмененных ему преступлений показаний И.И. Иванова,
данных им 07 декабря 2007 года на допросе в ходе предварительного следствия

15.8.      Показания Иванова И.И., данные им 07 декабря 2007 года на допросе в ходе предварительного следствия и положенные судом в основу обвинения Заявителя (см. пункты 14.4.1. и 14.8.2.6. настоящей Жалобы), являются критическими с точки зрения возможности признать Заявителя виновным в совершении вмененных ему преступлений, так как в их отсутствие у суда со всей очевидностью не было бы ни одного прямого доказательства вины Заявителя и всего два косвенных доказательства, которых самих по себе явно недостаточно для поддержания обвинения.

15.9.      В соответствии с нормативной формулировкой и фактическим описанием инкриминированных Заявителю преступлений (см. пункты 14.2. – 14.3. настоящей Жалобы), а также с учетом положений российского законодательства и практики его применения, определяющих предмет доказывания (в частности, статьи 73 УПК РФ, пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее – ПП ВС РФ) № 1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре», пункта 9 ПП ВС РФ № 29 от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», пункта 10 ПП ВС РФ № 1 от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»), с целью признания Заявителя виновным в совершении преступлений доказыванию в суде подлежали, в частности, следующие обстоятельства.

15.9.1.        Применительно к краже имущества LФ ЗАО «Связьпродукт»:

15.9.1.1.          совершение хищения именно Заявителем; а также, с учетом обвинения его в совершении преступления в составе группы лиц по предварительному сговору,

15.9.1.2.          конкретные действия Заявителя, направленные на изъятие имущества;

15.9.1.3.          вступление Заявителя в предварительный сговор на совершение кражи, имевший место до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества.

15.9.2.        Применительно к убийству Д.Д. Денисова:

15.9.2.1.          причинение смерти потерпевшему именно Заявителем; а также, с учетом обвинения его в совершении преступления в составе группы лиц по предварительному сговору,

15.9.2.2.          конкретные действия Заявителя, направленные на причинение смерти Д.Д. Денисову;

15.9.2.3.          вступление Заявителя в предварительный сговор на совершение убийства, имевший место до начала действий, непосредственно направленных на его совершение, в том числе, в части цели его совершения;

15.9.2.4.          преследование Заявителем специальной цели убийства – скрыть названную выше кражу.

15.10.    Каждое из обстоятельств, указанных в пункте 15.9. настоящей Жалобы, является критическим с точки зрения возможности признать Заявителя виновным в совершении вмененных ему преступлений. Даже при условии выявления судом на основе достаточного количества допустимых и достоверных доказательств фактов хищения имущества LФ ЗАО «Связьпродукт» и причинения смерти Денисову Д.Д., сами по себе они не указывают на то, кем были совершены соответствующие преступления, в том числе, не свидетельствуют о причастности Заявителя к их совершению. Поэтому без доказывания того, что он являлся одним из соисполнителей названных преступлений и определения конкретных действий, предположительно совершенных им, то есть без установления обстоятельств, указанных в пунктах 15.9.1.1. – 15.9.1.2. и 15.9.2.1. – 15.8.9.2. настоящей Жалобы, признание его виновным невозможно. Обстоятельства, указанные в пунктах 15.9.1.3 и 15.9.2.3. – 15.9.2.4., в свою очередь, влияют на точное установление преступлений, которые, по мнению суда, были совершены Заявителем, и определение соответствующего им наказания, так как представляют собой так называемые квалифицирующие признаки, каждый из которых увеличивает тяжесть соответствующего деяния и меру ответственности за его совершение.

15.11.    С учетом того, что суд фактически привел исчерпывающий перечень доказательств, положенных в основу обвинения Заявителя и других подсудимых в совершении вменяемых им преступлений (см. пункты 14.4. – 14.6. настоящей Жалобы), можно сделать вывод, что наличие (и (или) описание) каждого из критических обстоятельств, указанных в пункте 15.9. настоящей Жалобы, почти полностью обосновано судом показаниями Иванова И.И., данными им 07 декабря 2007 года на допросе в ходе предварительного следствия. Помимо них суд располагал лишь двумя следующими косвенными доказательствами, которые в той или иной степени могли указывать на эти обстоятельства:

15.11.1.      показаниями матери потерпевшего Денисова Д.Д. о том, что, по ее мнению, ни Алексеев А.А, ни кто-либо другой из подсудимых «в процессе обоюдной борьбы» в одиночку не справился бы с ее сыном, который был хорошо развит физически (см. пункт 14.5.2.1. настоящей Жалобы), из чего, вероятно, можно сделать вывод, что соисполнителей убийства было несколько и одним из них мог быть Заявитель, не отрицавший в суде своего присутствия на месте гибели потерпевшего;

15.11.2.      данными в ходе предварительного следствия показаниями Алексеева А.А., от которых он впоследствии отказался в суде, о том, что

15.11.2.1.        соисполнителей кражи было трое, хотя в качестве третьего соучастника он называл не Заявителя, а Денисова Д.Д. (см. пункты 14.4.2. и 14.8.1.3. настоящей Жалобы), из чего, с учетом данных о реабилитации Денисова Д.Д. как невиновного в совершении кражи (см. пункт 14.5.1.7. настоящей Жалобы), вероятно, можно сделать вывод, что не Денисов Д.Д., а Заявитель являлся третьим соучастником кражи, о действиях которого фактически свидетельствовал на допросе Алексеев А.А., умышленно называя его Денисовым Д.Д., а также о том, что

15.11.2.2.        убийство Денисова Д.Д. совершено группой лиц (см. пункты 14.4.2. и 14.8.2.4. настоящей Жалобы), из чего опять-таки, вероятно, можно сделать вывод, что одним из его соисполнителей был Заявитель, не отрицавший своего присутствия на месте гибели Денисова Д.Д.

15.12.    Все иные доказательства, положенные судом в основу приговора, в той или иной степени прямо или косвенно свидетельствуют лишь о

15.12.1.      факте исчезновения имущества LФ ЗАО «Связьпродукт», а также о примерном времени исчезновения – 28-29 июля 2007 года и месте, из которого оно исчезло, – складе LФ ЗАО «Связьпродукт» (см. пункты 14.5.1.1. – 14.5.1.5. настоящей Жалобы), либо о

15.12.2.      факте смерти  Денисова Д.Д. (см. пункты 14.5.1.7., 14.5.2.2. – 14.5.2.3. и 14.5.2.6. – 14.5.2.7. настоящей Жалобы), либо о

15.12.3.      виновности Иванова И.И. в совершении кражи (см. пункт 14.5.1.1. настоящей Жалобы), либо о

15.12.4.      виновности Алексеева А.А. в совершении убийства (см. пункт 14.5.2.5. настоящей Жалобы), либо о

15.12.5.      поездке подсудимых с Денисовым Д.Д. за город 31 июля 2007 года и их присутствии на месте его гибели (см. пункты 14.5.1.6. и 14.5.2.7. – 14.5.2.9. настоящей Жалобы), с чем обвиняемые в суде не спорили (см. пункты 14.7.1.3., 14.7.2.3., 14.7.3.2. и 14.6.4.4. настоящей Жалобы), либо о

15.12.6.      невозможности установления причины смерти Денисова Д.Д. посредством судебно-медицинских исследований (см. пункт 14.5.2.4. настоящей Жалобы).

15.13.    Более того, ни одно из доказательств, указанных в пункте 15.12. настоящей Жалобы, не противоречит поддержанной в ходе судебного следствия всеми обвиняемыми версии совершения кражи и убийства, в соответствии с которой Заявитель не является соисполнителем ни одного их этих преступлений (см. пункты 14.6.1.2. – 14.6.1.3., 14.6.2.1. – 14.6.2.2., 14.6.3.1. и 14.6.4.1. – 14.6.4.3. настоящей Жалобы).

15.14.    Таким образом, показания Иванова И.И., данные им 07 декабря 2007 года на допросе в ходе предварительного следствия, являются критическими с точки зрения возможности признать Заявителя виновным в совершении вмененных ему преступлений, так как суд сделал вывод о доказанности целого ряда обстоятельств, без которых признание Заявителя виновным было бы невозможно, почти исключительно на основе названных показаний.

Нарушение права Заявителя на справедливое судебное разбирательство тем,
что доказывание его виновности было осуществлено практически полностью посредством использования показаний другого подсудимого,
обвиняемого в совершении тех же преступлений – Иванова И.И., в которых он признал свою вину и указал на Заявителя как на соучастника этих преступлений

15.15.    Конвенционные органы в своей практике сформировали подход к оценке справедливости судебного разбирательства, в рамках которого показания лица, обвиняемого в совершении преступления, в которых он признает свою вину, используются в целях доказывания виновности другого лица, обвиняемого в совершении преступления в соучастии с ним. В соответствии с названным подходом показания обвиняемого, в которых он признает свою вину, можно использовать только в целях доказывания факта совершения преступления именно этим обвиняемым, но не каким-либо иным лицом, которое считается органами уголовного преследования его соучастником. Это связано с особенностями правового статуса обвиняемых в совершении преступления: они не дают показания под присягой и не могут быть привлечены к ответственности за дачу заведомо ложных показаний, что в отношении обычного свидетеля служит гарантией достоверности сообщаемых им сведений (см. Решение Европейской Комиссии по правам человека о приемлемости жалобы «M.H. против Соединенного Королевства» от 17 января 1997 года; Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Владимир Романов (Vladimir Romanov) против России» от 24 июля 2008 года, параграф 102).

15.16.    В целях доказывания вины Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений суд использовал данные 07 декабря 2007 года в ходе предварительного следствия показания другого подсудимого – Иванова И.И., признавшего свою вину и указавшего на Заявителя как на одного из своих соучастников (см. пункты 14.4., 14.8.2.5. – 14.8.2.6. настоящей Жалобы).

15.17.    При этом, в соответствии со статьей 307 УК РФ, предусматривающей ответственность за дачу заведомо ложных показаний, ее могут нести только свидетели, потерпевшие, эксперты и специалисты, но не подозреваемые, обвиняемые или подсудимые.

15.18.    Следовательно, Иванов И.И. не может нести какой-либо ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а достоверность сообщаемых им сведений не обеспечивается каким-либо иным образом.

15.19.    Более того, Верховный Суд РФ фактически дал нижестоящим судам разъяснения о том, что предусмотренное пунктом 3 статьи 4 статьи 47 УПК РФ право обвиняемого давать показания и невозможность привлечения его к ответственности за дачу ложных показаний в сочетании с положениями части 2 статьи 45 Конституции РФ и части 2 статьи 16 УПК РФ о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, по сути, предоставляют обвиняемому право на ложь как законное средство защиты (см. определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного  Суда РФ № 74-О09-10 (без даты), приведенное в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 2009 года, утвержденном постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 сентября 2009 года и опубликованном в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации» № 11 за 2009 год). И суд, оценивая показания Иванова И.И., прямо указал, что их изменение, по его мнению, «обусловлено заведомо очевидным конфликтом интересов подсудимых в защите от предъявленного обвинения» (см. пункт 14.8.1.2. настоящее Жалобы).

15.20.    Неоднократные изменения Ивановым И.И. в ходе расследования и в суде своих показаний (см. пункты 14.4.1., 14.7.1. и 14.8.1.1. настоящей Жалобы) дополнительно свидетельствуют в пользу необходимости признания их недостоверными для любых целей, не связанных с обоснованием ими вины самого Иванова И.И. в совершении вменяемых ему преступлений.

15.21.    Таким образом, с учетом критического значения данных на допросе 07 декабря 2007 года показаний Иванова И.И., в которых он признал свою вину в совершении вменяемых ему преступлений и назвал Заявителя в качестве одного из своих соучастников (см. пункты 15.8. – 15.14. настоящей Жалобы), отсутствия каких-либо законодательных гарантий их достоверности, того факта, что Иванов И.И., являясь обвиняемым, не подлежит ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а сама их дача признается законным средством защиты, использование названных показаний судом в целях доказывания виновности Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений нарушает его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6(1) Конвенции.

             

 

              Нарушение права Заявителя на справедливое судебное разбирательство тем,
что ему не была предоставлена возможность допросить другого подсудимого – Иванова И.И., на показаниях которого практически полностью построено доказывание виновности Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений

15.22.    Право на допрос свидетелей, показывающих против лица, которому предъявлено уголовное обвинение, гарантировано статьей 6(3)(d) Конвенции и служит обеспечению соблюдения принципа равенства сторон, без чего судебное разбирательство не может считаться справедливым.

15.23.    Под свидетелем в данном случае должно пониматься любое лицо, чьи показания используются в целях доказывания вины, в том числе, безусловно, других подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в рамках этого же дела.

15.24.    Заявитель ни на одном из этапов уголовного процесса не смог реализовать свое право на допрос другого обвиняемого по тому же самому делу – Иванова И.И., показания которого, данные им 07 декабря 2007 года в ходе предварительного следствия, были использованы против Заявителя. Во время очной ставки, устроенной между Заявителем и Ивановым И.И. в ходе предварительного следствия, последний отказался давать показания, воспользовавшись гарантированным статьей 51 Конституции РФ правом не свидетельствовать против самого себя. К моменту, когда Заявителю в ходе судебного следствия было предоставлено право на допрос Иванова И.И., последний уже отказался от данных им 07 декабря 2007 года в ходе предварительного следствия показаний, что сделало его допрос бесполезным. Это связано с тем, что целью права на допрос свидетелей, показывающих против лица, является предоставление ему возможности продемонстрировать заведомую или непреднамеренную ложность их показаний. Однако Иванов И.И. к тому моменту сам признал их ложность.

15.25.    Таким образом, с учетом критического значения данных на допросе 07 декабря 2007 года показаний Иванова И.И., в которых он признал свою вину в совершении вменяемых ему преступлений и назвал Заявителя в качестве одного из своих соучастников (см. пункты 15.8. – 15.14. настоящей Жалобы), и фактической невозможности для Заявителя реализовать предусмотренное статьей 6(3)(d) Конвенции право на допрос Иванова И.И. с целью демонстрации ложности этих показаний, использование их судом для доказывания виновности Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений нарушает принцип равенства сторон и право Заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6(1) Конвенции.

Нарушение статьи 6(2) Конвенции

15.26.    Заявитель полагает, что подавляющее большинство подлежавших доказыванию с целью обвинения его в совершении вменяемых ему преступлений обстоятельств со всей очевидностью и вопреки требованиям закона не было установлено судом на основе достаточной совокупности доказательств, что свидетельствует о явном и существенном выходе суда за пределы предоставленных ему полномочий по оценке доказательств и нарушении гарантированной статьей 6(2) Конвенции презумпции невиновности, то есть права Заявителя считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком.

15.27.    Российское законодательство гарантирует обвиняемым в совершении преступления соблюдение презумпции их невиновности, предполагающей, в частности, что человек не обязан доказывать свою невиновность, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (см. статью 49 Конституции РФ и статью 14 УПК РФ).

15.28.    Ключевые обстоятельства, подлежащие доказыванию с целью признания Заявителя виновным в совершении вмененных ему преступлений, перечисленные в пункте 15.9. настоящей Жалобы, обосновываются судом почти исключительно со ссылкой на показания другого подсудимого – Иванова И.И., данные им 07 декабря 2007 в ходе допроса на предварительном следствии (см. пункты 15.10. – 15.14. настоящей Жалобы).

15.29.    Даже в отсутствие других изложенных в настоящей Жалобе нарушений, связанных с использованием названных показаний Иванова И.И. и оставив в стороне содержание этих показаний, очевидно, что обоснование виновности Заявителя в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, по причине признания которой он был осужден на пятнадцать (15) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, почти исключительно с помощью показаний одного человека свидетельствует о явном и существенном выходе суда за пределы предоставленных ему полномочий по оценке доказательств.

15.30.    Нарушение права Заявителя считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет установлена законным порядком, усугубляется еще и тем, что никакие другие доказательства, имеющиеся в деле, кроме названных показаний Иванова И.И., практически не могут опровергнуть поддержанную в суде всеми обвиняемыми, включая Заявителя, версию совершения преступлений, в соответствии с которой Заявитель не является ни соучастником кражи, ни соучастником убийства (см. пункты 14.6.1.2. – 14.6.1.3., 14.6.2.1. – 14.6.2.2., 14.6.3.1. и 14.6.4.1. – 14.6.4.3. настоящей Жалобы).

15.31.    Таким образом, сторона обвинения со всей очевидностью не смогла привести достаточных доказательств виновности Заявителя, явно не смогла опровергнуть с помощью достаточных доказательств версию совершения преступлений другими подсудимыми без участия Заявителя, а суд, несмотря на это и в нарушение национального закона, отказался толковать все сомнения в виновности Заявителя в его пользу и вынес в отношении него обвинительный приговор, чем нарушил принцип презумпции невиновности, соблюдение которого гарантировано статьей 6(2) Конвенции.          


Обращение к эффективным средствам правовой защиты
от изложенных в настоящей Жалобе нарушений прав Заявителя

15.32.    Ни одно из обоснованных в настоящей Жалобе нарушений, которые Заявитель также приводил в своих кассационных жалобах (см. пункт 14.9. настоящей Жалобы), не были признаны таковыми и (или) исправлены тем или иным образом судом кассационной инстанции, к обращению в который Заявитель прибегнул как к единственному доступному ему эффективному средству правовой защиты. Суд кассационной инстанции лишь кратко воспроизвел позицию суда первой инстанции, признал ее правильной и фактически не стал рассматривать жалобы Заявителя по существу (см. пункт 14.10. настоящей Жалобы).

IV.         EXPOSÉ RELATIF AUX PRESCRIPTIONS DE LARTICLE 35 § 1 DE LA CONVENTION
STATEMENT RELATIVE TO ARTICLE 35 § 1 OF THE CONVENTION
ЗАЯВЛЕНИЕ
В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 § 1 КОНВЕНЦИИ

                   (Voir § 19 (d) de la notice. Donner pour chaque grief, et au besoin sur une feuille séparée, les renseignements demandés sous les points 16 à 18 ci-après)
(See § 19 (d) of the Notes. If necessary, give the details mentioned below under points 16 to 18 on a separate sheet for each separate complaint)
(
См. § 19 (г) Пояснительной записки. Если необходимо, укажите сведения, упомянутые в пунктах 16-18, на отдельном листе бумаги)

16.          Décision interne définitive (date et nature de la décision, organe - judiciaire ou autre - l'ayant rendue)
Final decision (date, court or authority and nature of decision)
Окончательное внутреннее решение (дата и характер решения, орган - судебный или иной - его вынесший)

              Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июня 2009 года.

17.          Autres décisions (énumérées dans l'ordre chronologique en indiquant, pour chaque décision, sa date, sa nature et l'organe -judiciaire ou autre - l'ayant rendue)
Other decisions (list in chronological order, giving date, court or authority and nature of decision for each of them)
Другие
решения (список в хронологическом порядке, даты этих решений, орган - судебный или иной - его принявший)

              Приговор N-ского областного суда от ДАТА.

18.         Disposez-vous d’un recours que vous n’avez pas exercé? Si oui, lequel et pour quel motif n’a-t-il pas été exercé?
Is there or was there any other appeal or other remedy available to you which you have not used? If so, explain why you have not used it.
Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

              Заявитель исчерпал все эффективные средства правовой защиты от нарушений, изложенных в настоящей Жалобе.

 

V.          EXPOSÉ DE L’OBJET DE LA REQUÊTE
STATEMENT OF THE OBJECT OF THE APPLICATION
ИЗЛОЖЕНИЕ
ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ

                   (Voir § 19 (e) de la notice)
(See § 19 (e) of the Notes)
(
См. § 19 (д) Пояснительной записки)

19.1.          Заявитель просит признать, что в отношении него была нарушена статья 6 Конвенции и присудить ему справедливую компенсацию.

19.2.          Статья 41 Конвенции, посвященная вопросу выплаты справедливой компенсации, предусматривает:

                        «Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

19.3.          Заявитель просит выплаты ему в соответствии со статьей 41 Конвенции следующей справедливой компенсации:

19.3.1.        возмещения материального ущерба,

19.3.2.        возмещения морального вреда и

19.3.3.        возмещения расходов, связанных с подачей настоящей Жалобы.

19.4.          Подробные требования по справедливой компенсации будут представлены позднее.

VI.          AUTRES INSTANCES INTERNATIONALES TRAITANT OU AYANT TRAITÉ L’AFFAIRE
STATEMENT CONCERNING OTHER INTERNATIONAL PROCEEDINGS
ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО

                             (Voir § 19 (f) de la notice)
(See § 19 (f) of the Notes)
(См. § 19 (е) Пояснительной записки)

20.         Avez-vous soumis à une autre instance internationale d'enquête ou de règlement les griefs énoncés dans la présente requête? Si oui, fournir des indications détaillées à ce sujet.
Have you submitted the above complaints to any other procedure of international investigation or settlement? If so, give full details.
Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, на рассмотрение в другие международные инстанции? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.

              Нет, в другие международные инстанции жалоба не подавалась.


VII.       PIÈCES ANNEXÉES

(PAS DORIGINAUX, UNIQUEMENT DES COPIES;
PRIÈRE DE N'UTILISER NI AGRAFE, NI ADHÉSIF,NI LIEN D’AUCUNE SORTE)

              LIST OF DOCUMENTS

(NO ORIGINAL DOCUMENTS, ONLY PHOTOCOPIE;
DO NOT STAPLE, TAPE OR BIND DOCUMENTS)

              СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ

(HE ПРИЛАГАЙТЕ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ,
А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФОТОКОПИИ;
НЕ СКРЕПЛЯЙТЕ, НЕ СКЛЕИВАЙТЕ И
НЕ СШИВАЙТЕ ДОКУМЕНТЫ)

                   (Voir § 19 (g) de la notice. Joindre copie de toutes les décisions mentionnées sous ch. IV et VI ci-dessus. Se procurer, au besoin, les copies nécessaires, et. en cas d’impossibilité, expliquer pourquoi celles-ci ne peuvent pas être obtenues. Ces documents ne vous seront pas retournés.)
(See § 19 (g) of the Notes. Include copies of all decisions referred to in Parts IV' and VI above. If you do not have copies, you should obtain them. If you cannot obtain them, explain why not. No documents will be returned to you.)
(См. § 19 (ж) Пояснительной записки. Приложите копии всех решений, упомянутых в Разделах IV и VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если Вы не можете их получить, то объясните причину. Полученные документы не будут Вам возвращены.)

  1. К настоящей Жалобе прилагаются следующие документы:

              Приложение 1.     Копия приговора N-ского областного суда от ДАТА.

              Приложение 2.     Копия кассационной жалобы Заявителя от ДАТА.

              Приложение 3.     Копия дополнения к кассационной жалобе Заявителя от ДАТА.

              Приложение 4.     Копия дополнительной кассационной жалобы Заявителя от ДАТА. 

              Приложение 5.     Копия кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от ДАТА.

              Приложение 6.     Доверенность на представительство в Европейском Суде.

 


VIII.      DÉCLARATION ET SIGNATURE
DECLARATION AND SIGNATURE
ЗАЯВЛЕНИЕ
И ПОДПИСЬ

                   (Voir § 19 (h) de la notice)
(See § 19 (h) of the Notes)
(
См. § 19 (з) Пояснительной записки)

              Je déclare en toute conscience et loyauté que les renseignements qui figurent sur la présente formule de requête sont exacts.
I hereby declare that, to the best of my knowledge and belief, the information I have given in the present application form is correct.
Настоящим, исходя из моих знаний и убеждений, заявляю, что все сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.

 

                                                                                              Lieu / Place / Место         ГОРОД N-СК,
                                                              РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

                                                                                              Date / Date / Дата             ____ ДЕКАБРЯ 2009 ГОДА

 

 

 

(Signature du / de la requérant(e) ou du / de la représentant(e))
(Signature of the applicant or of the representative)
(
Подпись заявителя или его представителя)